Исследование трансгендерности

Исследование трансгендерности

В сообществе ЛГБТ+ и вне его продолжают бушевать споры о том, существует ли концепция гендерной идентичности как чего-то отдельного от нашего биологического пола, — пишет G. Balend на сайте Medium.

Если это так, то трансгендерные и небинарные люди являются выражением биологической реальности, а не «психической патологией». Тем не менее, любые научные исследования о том, существует ли биологический компонент, лежащий в основе трансгендерной идентичности, волнуют многих людей в трансгендерном сообществе.

Сканирование мозга

Исследование, проведенное в 2014 году, показало через сканирование мозга трансгендерных мужчин и женщин и сравнение их с мозгом цисгендерных мужчин и женщин, что мозг трансгендерных людей отличается от мозга цисгендерных — и это доступно измерению.

Другое исследование, проведенное в 2018 году доктором Джули Баккер, показало, что структура мозга трансгендерного человека более похожа на структуру мозга своего идентифицированного пола, чем на структуру биологического. Несмотря на то, что существуют противоречивые исследования о том, имеют ли цисгендерные мужчины и женщины структурные различия в мозге, тот факт, что сканирование головного мозга трансгендерных людей показывает явные отличия от цисгендерных аналогов, должен чтото значить.

Эти работы подразумевают, что мозг трансгендерных людей устроен структурно иначе. Почему существуют эти структурные различия и как это связано с трансгендерными людьми, испытывающими гендерную дисфорию, пока до конца не совсем понятно.

Генетические маркеры

В исследовании, проведенном в 2019 году, учёные из четырех различных учреждений изучили генетическую связь между гендерной дисфорией и передачей сигналов половых гормонов. Они изучили ДНК 380 трансгендерных женщин и 344 цисгендерных мужчин. В результате «была выявлена ​​значительная связь между гендерной дисфорией» и несколькими генетическими вариантами в ДНК трансгендерных женщин.

Это приводит к гипотезе о том, что гендерная дисфория может иметь олигогенный компонент, что означает, что она может быть унаследованным признаком от одного причинного гена. Поскольку существует несколько генетических вариантов, это указывает на то, что в них вовлечено множество генов, каждый из которых, возможно, выражает особую черту, которая в совокупности может привести к гендерной дисфории.

Что это значит?

Ясно, что на данном этапе нужно гораздо больше исследований. Тем не менее, результаты упомянутых работ являются интригующими и если они подтвердятся, то могут в конечном итоге уничтожить аргумент, что трансгендерность — это не более чем «психическое заболевание». Тем не менее, есть некоторые люди в транс*сообществе, которые находят это тревожным.

Если в появлении трансгендерности есть биологический компонент, то можно опасаться, что это приведет к дальнейшему контролю со стороны медицины. Процесс лечения гендерной дисфории уже является длительным и дорогостоящим процессом, который многие трансгендерные люди не могут себе позволить. Если для постановки диагноза когда-либо потребуется более дорогостоящее генетическое тестирование или сканирование мозга, то это может сделать лечение еще более недоступным.

Но думаю, что есть еще более глубокий страх. Многие трансгендерные люди борются с неуверенностью в себе относительно своей идентичности даже после многих лет терапии. Тревожит беспокойство: а что если тесты докажут, что они в конечном счёте не являются трансгендерными?

Все исследования до сих пор проводились на бинарных трансгендерных людях. Рассмотрение всех небинарных вариантов в трансгендерном сообществе является более сложной проблемой и их изучение — в будущем. Неизвестно, будут ли у них подтверждены генетические варианты или различия в структуре мозга, сходные с бинарными трансгендерными людьми, бинарными цисгендерными или где-то между ними.

Исследование трансгендерности

Почему я не боюсь дальнейших научных исследований

Я знаю, что говорю из привилегированной позиции, утверждая, что не боюсь этой линии научной работы, оставаясь трансгендерным человеком. Мой переход уже закончен и ничто не может заставить меня вернуться к тому, чем я был раньше.

Назовите меня оптимистом, но я твердо верю, что более глубокое научное понимание того, почему существуют трансгендерные люди, может привести к положительным результатам. С одной стороны, это сведет на нет аргумент, что гендерной идентичности, отличной от биологического пола, не существует.

Одна недавно созданная группа в Великобритании, называющая себя «Альянс ЛГБ», однозначно заявляет: «Мы выступаем против обучения в школах тому, что у каждого есть врожденная гендерная идентичность. Это не факт, а недоказанная и ненаучная вера».

Подобные аргументы наносят больший ущерб трансгендерному сообществу, чем любое научное исследование. Есть ли опасность, что генетики попытаются найти лекарство, либо, что еще хуже, способ предотвратить развитие у плода трансгендерных генетических признаков? Да, конечно. Не все ученые этичны.

Однако это не значит, что мы не можем или не будем сопротивляться, если это произойдет. Когда недавно было объявлено, что Исландия, возможно, вылечила синдром Дауна, что не позволило родиться детям с таким редким генетическим заболеванием, это вызвало смешанные реакции. Некоторые приветствовали прорыв, но многие защитники людей с ментальными особенностями (часть из них сами — с синдромом Дауна), выступали против вычеркивания их группы из социальной жизни.

Я думаю, что многие люди поддержали бы трансгендерное сообщество, если бы когда-то стало возможным нас «вылечить». Да, вероятно, всегда будет какая-то часть населения, которая хотела бы, чтобы нас не было, но они — в явном меньшинстве. Я никогда не скрывал тот факт, что я трансгендерный человек, и хотя я, конечно, сталкиваюсь с теми в Интернете, кто извергает на меня свою ненависть, в действительности большинство людей, с которыми я встречаюсь, принимают то, кем я являюсь.

Также у меня есть ненасытное научное любопытство, поэтому я хотел бы, чтобы мы точно узнали, почему мы рождены трансгендерными. Думаю, что исследование того, почему мы существуем, может привести к лучшему пониманию пола и биологического пола в целом.

Вот почему я, скорее, заинтригован, чем боюсь результатов дальнейших научных исследований.