Условия выживания ЛГБТ в Узбекистане

Узбекские гомосексуалы выработали несколько поведенческих стратегий и правил безопасности, которые позволяют жить в условиях гомофобного общества, где для мужчин существует уголовное наказание за однополый секс.

Британский сайт openDemocracy за полгода нашел только двух геев и одну лесбиянку из республики, которые согласились дать интервью на эту тему на условиях анонимности.

25-летний житель Ташкента, работавший в сфере услуг, ныне безработный, будучи открытым геем, уверен, что в столице это «в принципе, не так уж и страшно», однако комфортное существование возможно только «в вакууме».

По его словам, когда одноклассники в школе узнали, что он гей, его «немного буллили» (от буллинг, англ. bullying — травля в коллективе), но унижения продолжались недолго и со временем сошли на нет, поскольку он на них не реагировал. Спокойно его каминг-аут восприняли на работе. Ситуацию, когда сотрудники его игнорируют, даже будучи у него в подчинении, он относит на счет отсутствия у него авторитета и не связывает со своей сексуальной ориентацией. По словам ташкентца, больше с бытовой гомофобией он сталкивался во время поездок в Москву.

В Ташкенте геям приходится соблюдать строгие меры конспирации: «Для знакомства в Ташкенте гомосексуалы, как правило, пользуются социальными сетями, но там все шифруются и прячутся — боятся. Ставят фотографии посторонних людей, поэтому при знакомстве у тебя все происходит наобум».

Ни в Ташкенте, ни в России, по его мнению, у мужчин-гомосексуалов нет возможности жить вместе и воспитывать ребенка и практически нет ЛГБТ-сообщества. «Причин для этого несколько, но главная — страх: никто не хочет уголовного преследования», — констатировал молодой человек.

Кроме того, у геев существуют определенные правила безопасности, например, не посещать дикие места на периферии типа Like Bar на окраине города: «Там точно можно встретиться с проблемами. Но опять же не потому, что я гей, а потому, что там в целом не очень безопасно», — рассказал собеседник сайта.

27-летняя жительница Ташкента, работающая в сфере IT-дизайна, утверждает, что не сталкивалась с прямой агрессией в свой адрес из-за сексуальной ориентации, поскольку к лесбиянкам, по ее словам, относятся несерьезно, и «с точки зрения безопасности девушкам ЛГБТ проще». «Общество воспринимает нас как каких-то забавных зверюшек, — считает она. — Мы можем позволить себе держаться за руки, парни — нет».

В то же время есть свои специфические трудности, например при поиске знакомств. «Все либо очень закрытые, закомплексованные и боятся сами себя, либо живут в официальном браке, который прикрывает их ориентацию», — посетовала лесбиянка. Несмотря на то что гомосексуальные женщины не попадают под уголовную статью и имеют в этом смысле привилегию, публичных мероприятий в Ташкенте они не устраивают, в том числе из опасений навредить ЛГБТ-сообществу.

Третий интервьюируемый Шохрух Салимов — бисексуал, политический беженец, в августе прошлого года обратившийся к президенту страны с просьбой отменить статью за мужеложство, — констатировал, что статья 120 («Мужеложество» или «бесакалбазлык») широко используется для манипуляций и угроз. В 2019 году Салимова задержали по показаниям приятеля, полученным в результате шантажа со стороны ОВД. В ОВД от него самого потребовали $2000, чтобы закрыть дело. Отдав вымогателям эту сумму, он уехал сначала в Москву, затем в Стамбул, где живет и сейчас.

Салимов оценил ситуацию с ЛГБТ в Узбекистане иначе и перечислил основные проблемы, с которыми сталкиваются гомосексуалы: шантаж, открытые угрозы, оскорбления и унижения, невозможность обратиться за помощью в правоохранительные органы, в прокуратуру или подать в суд из-за существования уголовной статьи.

Гомофобия, по его мнению, насаждается, с одной стороны, исламской религией, с другой — консерваторами во власти, воспитанными в советское время. «Причина того, что эту статью не хотят отменять, на мой взгляд, в том, что наверху сидят гомофобы с их искаженным представлением о нас, о том, что мы якобы угроза для страны. Это мировоззрение у более зрелых вышестоящих осталось еще со времен СССР, и сегодняшнее молодое поколение берет пример с них», — заключил Салимов.

К похожим выводам — советская гомофобия с усилением ислама — пришла Международная ассоциация лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и интерсексуалов ILGA-World, изучившая в 2019 году ситуацию с правами ЛГБТ в странах Центральной Азии.

Власти Узбекистана, проводя реформы в различных сферах, отклоняют и игнорируют рекомендации ООН и правозащитников в сфере защиты прав ЛГБТ-людей.